Почему граффити – это хорошо

Фестиваль уличного искусства «Стенограффия» проводится одновременно в нескольких российских городах с июля 2015 года. За это время он вышел за пределы Екатеринбурга и добрался до Оренбургской области, Югры и Ямала. В ямальских селах Мыс Каменный и Новый Порт профессиональные граффитисты рисовали вместе с детьми, в Оренбурге – вместе с известным писателем Алексеем Ивановым, а в Ноябрьске, Муравленко и Ханты-Мансийске перенесли на городские объекты эскизы местных. Об истории фестиваля, его влиянии на городскую среду и поддержке со стороны крупного бизнеса «Лента.ру» побеседовала с директором агентства StreetArt Евгением Фатеевым и членом правления компании «Газпром нефть» Александром Дыбалем.

Лента.ру: Как люди воспринимают стрит-арт?

Евгений Фатеев: Поначалу им просто нравится сам факт «оживания» серых и неприглядных городских стен. Ведь яркие искренние картинки, если они хорошо нарисованы и рифмуются с контекстом, не могут не найти положительного отклика у горожан. Затем жители могут его оценивать. И это самое интересное. Именно на данном этапе рождается диалог художника с городом, а стрит-арт становится языком общения в городской среде.

Чем продиктован интерес крупного бизнеса к творчеству уличных художников?

Александр Дыбаль: Современное уличное искусство делает жизнь интереснее и добавляет эмоции в зачастую не очень привлекательные современные городские ландшафты. Карту фестиваля, ставшего частью нашей социальной программы «Родные города», образуют Оренбург, Ноябрьск, Муравленко, Ханты-Мансийск, а также арктические поселки Новый Порт и Мыс Каменный на Ямале. Во всех этих регионах мы реализуем масштабные производственные проекты и заинтересованы в создании максимально комфортной для жизни архитектурной среды. Свой вклад в формирование такой среды мы вносим не только строительством спортивных и социальных объектов, но и поддержкой таких современных креативных проектов как «Стенограффия», который улучшает визуальный облик наших городов и поселков.

Как распространяется стрит-арт по городам и регионам?

Евгений Фатеев: С 2010 года, когда фестиваль начал работу в Екатеринбурге, появились сотни стрит-арт объектов, получившие известность в России и за рубежом. Многие из них вошли в ведущие международные рейтинги и каталоги уличного искусства, в том числе в авторитетный каталог Google Art Project. Сейчас уличное искусство в России еще на том этапе, когда оно создается точечно и нравится людям. Все хорошо знают о замечательной стрит-арт-аномалии в Боровске, где художник Владимир Овчинников превратил обычный подмосковный город в музей под открытым небом, разрисовав больше сотни городских фасадов. Понемногу формируется сеть городских фестивалей — в Мурманске, Петрозаводске, Саратове, Нижнем Новгороде и других городах. Муниципальные власти все чаще что-нибудь предлагают сами. Важным  инициатором движения становится и корпоративный сегмент, который поддерживает такие творческие инициативы.

Городская среда влияет на развитие уличного искусства?

Александр Дыбаль: Комфортная городская среда и насыщенная культурными событиями жизнь привлекает образованных, творческих людей, и размер города при этом не имеет значения. Мы реализуем программу «Родные города» как в крупных, так и в малых городах России. С одной стороны, большинство малых городов едва ли можно назвать комфортными с точки зрения современной урбанистики. С другой, они компактнее, с более благополучной экологией, без пробок на дорогах, с работой и развлечениями зачастую в пешей доступности. Развитие социальной сферы, образования и создания площадок для творчества может сделать небольшие населенные пункты удобными и привлекательными для молодежи. Поэтому мы заинтересованы в реализации качественных проектов по трансформации городского пространства. Таких как фестиваль «Стенограффия», совместных проектах с институтом «Стрелка» и исследовательским центром Calvert Forum, в которые мы также вовлекаем молодых и активных горожан. На наших глазах качество городской среды эволюционирует — она оживает, наполняется смыслами и событиями, делая жизнь насыщеннее и интереснее. В результате людям приятно в ней жить, а компании-работодатели получают новое поколение энергичных, позитивных и талантливых специалистов.

Способствует ли движение уличных художников в регионах созданию новых творческих объединений?

Евгений Фатеев: Несомненно, да. Успешный пример — Екатеринбург. За короткое время стрит-арт стал одной из отличительных особенностей города наряду с конструктивизмом, уральским роком и горнозаводской индустрией. Екатеринбург пока единственный город в России, в котором стрит-арт — не только артистическая практика, но и язык. На этом языке разговаривают субкультуры, реклама, и даже жильцы домов зачастую общаются с коммунальщиками, используя словарь уличного искусства. Стрит-арт появляется в СМИ, влияет на развитие туризма. К примеру, в Екатеринбурге создали специальный путеводитель по городским стрит-арт-объектам. Главная задача уличного искусства сегодня — создание траекторий успеха художников и поиск для увлеченной этим искусством молодежи перспектив и возможностей. Над этим мы сейчас и работаем.

Могут ли новые формы искусства наравне с классическими создавать визитные карточки территорий?

Александр Дыбаль: «Стенограффию-2015» мы решили посвятить году русской литературы. Мы провели серьезную работу по поиску сюжетов, которые были бы как-то связаны с городами и территориями, где работает компания. Многие города довольно молодые и имеют типовую застройку. И совершенно очевидно, что работы художников-граффитистов значительно улучшают визуальное восприятие целых микрорайонов. Да и причастность этих городов к большому проекту в современном искусстве позволяет задать новые визуальные стандарты, которые дают шанс изменить общий подход к визуальному архитектурному облику.

Уличное искусство в России — молодое явление. Появились ли у него уже свои традиции?

Евгений Фатеев: Наш стрит-арт никого не догоняет, ни от кого не отстает, а одинаково дышит со всем миром и находится на пике своего осознания и созидания. Не прекращаются поиски способов сохранить его в музеях. Интересен опыт петербургского Музея стрит-арта, региональных и столичных галерей, настоящим прорывом стала замечательная выставка «Русский забор» на Винзаводе. Сегодня появляется все больше инициатив по сохранению и реставрации граффити-объектов — от уникальных работ Старика Букашкина до советского монументального искусства. Ведь мы понимаем, что современный стрит-арт не должен забывать свою родословную, генетическую связь с монументальным советским и наивным искусством.


#городадлялюдей